.RU

Н. Г. Баранец Метаморфозы этоса - страница 10


Семинары в вузах возникли несколько позднее академических семинаров, и в большей степени характер их работы напоминал функционирование кружков в сети партийного просвещения.

Философские (методологические) семинары по самому своему существу выступали как форма утверждения партийности в науке. На них проводилась работа по изучению произведений К. Маркса, Ф. Энгельса, В.И. Ленина, партийных документов, по воспитанию учёных в духе преданности делу партии, коммунистическим идеалам.

Семинары, считали идеологи, должны были быть «школой формирования у советских учёных марксистско-ленинского мировоззрения, воспитания творческого, новаторского, принципиально партийного подхода к изучению явлений и процессов действительности». Но учёных это не вполне устраивало, поэтому в качестве средства улучшения их работы предлагалось установить связь между семинарами академических научных учреждений, вузов и отраслевых институтов с целью исследования путей раскрытия объективных закономерностей развития науки в целом и отдельных её областей. Это делалось потому, что выводы из этих исследований считались крайне важными для разработки методологических основ, а, следовательно, и самой методики выбора важнейших направлений научной работы.

Например, к 1968 году в Иркутске сумели наладить совместное исследование на семинарах академических научных учреждений и вузов проблемы единства естественных и общественных наук, открывшего в перспективе новые возможности для развития научного знания. Математизация знания, переход различных его областей, в том числе общественных наук, в область точного знания был осознан как важная задача, требующая решения. Интерес к подобного рода вопросам в научных учреждениях и вузах Иркутска зародился еще раньше. В течение ряда лет семинары при Медицинском институте, например, исследовали взаимодействие в медицине социального и биологического аспектов. Проведенная в начале 1968 года теоре­тическая конференция на эту тему послужила началом более углубленного рассмотрения возникающих методологических проблем. Совершенно отчетливо выражена тенденция объединения работы философских семинаров биологов, химиков, математиков, экономистов, логиков и юристов в Иркутском университете.

Наиболее эффективно работали семинары при научных учреждениях новосибирского Академгородка.

Б.Ф. Семков с сожалением констатировал, что далеко не все семинары, анализируя достижения современной науки, делают философские и методологические выводы и обобщения, вносят что-то новое в эту область. Некоторые из них ограничиваются изучением узкоспециальных вопросов, вследствие чего у самих участников может создаться неправильное представление о философии [Семков. 1969. С. 148].

Он отмечает, что задача повышения уровня идеологической работы требует дальнейшего совершенствования организационных форм и методов деятельности семинаров. Возникает необходимость установления контактов и единства действий между семинарами академических научных учреждений, отраслевых институтов и вузов. Создание городского бюро философских (методологических) семинаров в Иркутске и в Свердловске будет способствовать налаживанию таких контактов.

В Нижегородском университете методологические (теоретические) семинары возникли несколько раньше, чем в других регионах. Кроме идеологической тематики, на них обсуждались темы, актуальные для советского философского сообщества: значение теории Павлова для психологии и педагогики, роль географической среды в развитии общества. Преподаватели философии не только участвовали в собственном кафедральном семинаре, но были распределены по факультетам «для решения методологических вопросов». Когда в 60-е годы по решению партийных органов была организована система методологических семинаров, то в Нижегородском университете, на факультетах в НИИ стали активно работать от 35 до 40 методологических семинаров [Философия в российской провинции. 2003. С. 35].

С уверенностью можно утверждать, что работа философско-методологических семинаров, создававшихся вначале в большей степени «по инициативе сверху», принесла большую пользу для организации коммуникативного пространства в советском философском сообществе и способствовала обогащению светской философии новыми проблемами и темами.


В
^ Диссертационная
деятельность

в 60-70-е годы

течение десяти лет (с 1950 по 1961 год) ситуация с проведением научных исследований и диссертационной работой постепенно улучшалась. Росло число диссертационных советов и количество защищаемых диссертаций. Экспертная комиссия ВАК регулярно публиковала отчеты о проведенных защитах и их динамике. Так, в 1959/60 учебном году было защищено 6 докторских и 90 кандидатских диссертаций; в 1961/62 учебном году – 9 докторских и 109 кандидатских диссертаций; в 1963/64 учебном году – 41 докторская и 224 кандидатские диссерта­ции. С сентября 1964 по июль 1965 года экспертная комиссия приняла окончатель­ные решения по 340 диссертациям. Из них докторских диссертаций – 54, кандидат­ских – 286. Рост количества диссертаций за первые 5 лет 60-х годов был весьма впечатляющим. По одной только ис­тории философии докторских диссертаций в 1964/65 году было в полтора раза больше, чем в 1961/62 учеб­ном году было вообще всех докторских дис­сертаций, а кандидатских и докторских дис­сертаций только по атеизму, этике и эсте­тике больше, чем было вообще всех диссертаций в 1961/62 учебном году.

Но, ставшие уже «традиционными» недостатки диссертационных работ остались. Например, в работах по историческому материализму: комментаторство, конъюктурность, случайность фактического материала, отсутствие твор­ческого развития проблем, низкий уровень философской культуры. В работах по социологии чаще всего выбиралась тема рабочего и свободного времени. Было мало работ, посвященных обобщению результатов конкретно-социологи­ческих исследований.

Распределение защит по направлениям отражало некоторый перекос в исследованиях. По истори­ческому материализму, научному комму­низму, этике и эстетике количество диссер­таций составило 63%, по истории филосо­фии (включая историю буржуазной филосо­фии и социологии) – 19%, по диалекти­ческому материализму, теории познания, философским вопросам естествознания и формальной логике (вместе взятым) – 18%.

Наибольшее количество работ выполнялось в области истории философии. Почти половина их была по­священа современной философии.

Среди работ по научному атеизму увеличилось число тем, по­священных конкретному исследованию при­чин живучести религии в СССР. Но было мало диссертаций, написанных на материале конкретно-социологических исследований.

В работах по диалектическому материа­лизму в основном разъяснялось проявление известных законов диалектики в различных областях природы и общества. В качестве насущной задачи в этой области определяли уточне­ние категорий диалектического материализ­ма в соответствии с современным уровнем развития естественных и общественных наук.

В работах по теории познания эксперты отмечали бедность тематики. Работы были, как правило, очень абстрактны, оторваны от развития совре­менного научного познания. В диссертациях почти не ставилось новых проблем, они преимущественно были посвящены интерпретации общеизвестных классических положений.

Диссертаций по логике, методологии науки и семиотике защищали мало. За 1964/65 год по логике было две диссертации. В работах по методологическим про­блемам науки и семиотики слабо использовались идеи со­временной логики. Авторы работ не исполь­зовали результатов современной науки и тя­готели к изложению общеизвестных истин, заимствованных из книг по истории фило­софии. Проблемы семиотики ограничивались анализом идей и решений, содержащих­ся в трудах Ч. Морриса.

Увеличилось число работ по философским про­блемам естествознания, особенно по фило­софским проблемам физики. Это было положительным моментом, отражающим тенденцию к сциентизации философской проблематики в этот период. Но естественно-научная подго­товка некоторых диссертантов оставляла желать лучшего.

Резко возросло количество защит по эстетике (третье место среди всех защищаемых работ). Но общий уровень работ не отвечал требованиям научности. Те­мы работ часто повторялись (например, проблема эстетического идеала), диссерта­ции страдали умозрительностью, а результаты современной художественной практики и достижений современных специальных наук (психологии, логики, социологии, физиологии) не получали отражения в работах. В области эстетики рекомендовалось проводить экспериментальные и социологические исследования, практиковать комплексный анализ.

Общим недостатком многих работ определялось то, что диссертанты не всегда четко представлял себе, какую новую специфическую проблему они хотят решить, не умели выделить эту проблему и подчинить решению этой проблемы весь материал диссертации.

Если оценивать географическое распределение мест защиты диссертаций, то получалось, что дис­сертационной работе уделялось мало внимания в Сибири и в Прибалтике. Четверть всех диссертаций была защищена на философском факультете МГУ, что не могло не вызвать перегрузку в работе Учёного совета и не отразиться на качестве контроля за научным уровнем диссертаций. Более половины всех защит происходило в Москве (более 200-250 в год), потом по количеству защит шел Ленинград (немного более 100). В остальных городах – Баку, Тбилиси, Свердловске, Новосибирске количество защит составляло 3-10 в год.

К работе Учёных советов было много претензий. Учёные советы при утверждении тем диссертаций иногда мало обращали внима­ния на то, что диссертант не имел достаточной научной подготовки для написания диссертации по избранной теме. Учёные советы назначали оппонентами лиц, не являющихся специалистами по теме диссертации. Имелись случаи, когда, например, по диссертации, касающейся философских проблем физики, выступали оппонентами люди, не имеющие вообще никакого отношения к философским проблемам естествознания, и давали положительные отзывы на эту диссертацию, а в результате оказывалось, что в диссертации имеются элементарные ошибки, заметить которые можно было бы при минимальной физической грамотности [Овсянников, Петров. 1966. С. 151-153].

В течение второй половины 60-х годов на фоне постоянного роста количества защит (если в начале 60-х было 6-10 докторских и 90-100 кандидатских диссертаций в год, то к концу 60-х годов число докторских диссертаций возросло до 40-50 и кандидатских – до 300-350), увеличивалось число отклоняемых диссертаций, и экспертная комиссия отмечала снижение качества представляемых работ.

Главными причинами снижения качественного уровня значительной части диссер­таций экспертная комиссия считала следую­щие. Учёные советы продолжали принимать к защите диссертации, авторы кото­рых не имеют опубликованных работ, от­ражающих основное содержание их диссертаций. Серьезные претензии в этом отношении имелись к Учёному совету Горьковского университета, принявшему к защите, например, кандидатскую диссертацию А.П. Березина, а также к Учёному совету Института философии АН СССР.

Увеличилось число случаев приема к защите докторских диссертаций соискателей, не опубликовавших каких-либо монографических или значительных исследовательских работ по теме диссертации.

Были недостатки в процедуре предоставления Учёным советам прав принимать к защите диссертации по философии. Иногда эти права получали советы, не имеющие соответствующих специалистов в области философии.

В целом отмечалось снижение требований к уровню диссертаций, к публикациям и к самой процедуре защиты. В качестве оппонентов выступали люди, не являющиеся специалистами по теме диссертаций. Сами защиты превращались во многих случаях в формальный акт.

Имелись серьезные недостатки в планировании подготовки специалистов по отраслям философии и в учете действительных потребностей в философах той или иной специальности.

В целях устранения этих недостатков экспертная комиссия предложила президиуму ВАК и Министерству высшего и среднего специального образования СССР ряд конкретных мер.

Так, в силу неудовлетворительного состояния планирования тем докторских и кандидатских диссертаций, дублирования этих тем и оторванности многих из них от современной философских проблем экспертная комиссия считала целесообразным просить Министерство высшего и среднего специального образования СССР и президиум ВАК о создании координационного центра по планированию тем доктор­ских и кандидатских диссертаций.

Статистика выбора тем диссертационных работ показывала, что основное внимание в диссертационных работах 1966-1968 гг. уделяется исследованию социальных проблем. Этой тематике было посвящено 68% всех диссертаций. Проблемам диалектического материализма, философии естествознания посвящено 14% диссертаций, причем общим проблемам (собственно диамату) – 4%, а анализу конкретных проблем (философским вопросам естествознания) – 10%. Исследованию процессов познания посвящено 9% диссертаций (из них: общей теории познания – 6%, логике и методологии наук – 3%). Проблемы истории философских учений рассматривались в 10% диссертаций. Из года в год росло (как в абсолютном, так и в процентном отношении) количество работ по научному коммунизму, научному атеизму и философским проблемам естествознания. В то же время снижался процент работ по диалектическому материализму и истории философии [Афанасьев, Петров. 1969. № 1. С. 145-152].

Проведенный в конце 60-х годов количественный анализ тематики диссертаций показал, что по-прежнему около 70% диссертаций – это работы по социальным проблемам (научного коммунизма, исторического материализма, социологии научного атеизма, этики и эстетики). Лишь 30% приходилось на все остальные философские специальности. Несколько увеличился удельный вес докторских диссертаций по истории философии, количество которых составляет свыше трети всех докторских диссертаций.

Несмотря на принимаемые меры, экспертная комиссия констатировала, что общий уровень диссертаций не повысился. Больше всего отрицательных отзывов рецензентов было на диссертации по вопросам диалектического материализма. Явно присутствовала тенденция на снижение научного уровня диссертаций по этой тематике, что объяснялось незнанием многими из дис­сертантов проблем, понятий и методологии современных наук. Особое беспокойство вызывало качество диссертаций, защищаемых в Ростовском и Белорусском уни­верситетах; увеличилось число отрицательных отзывов рецензентов на диссертации, защищенные в Киевском и Ленинградском университетах. Так, в отчетном 1969-1970 году поступило 13 отрицательных отзывов: на диссертации, защищенные в Киевском университете – 5, Ленинградском – 4, Ростовском – 4.

По отдельным философским специальностям ситуация выглядела следующим образом [Богомолов, Петров. 1971. С. 140-145].

Экспертная комиссия отмечала существенное отставание диссертационной работы по диалектическому материализму от требований дня. Количество работ не превышало 45-50 диссертаций в год, то есть их немногим больше, чем диссертаций по эстетике или научному атеизму, и в 2-3 раза меньше, чем по историческому материализму. Некоторые диссертации содержали подборку высказываний классиков марксизма по той или иной проблеме, сопровождая комментарием и перечислением многочисленных точек зрения советских философов, с большинством которых диссертант не согласен и спорит по частностям. Наблюдалось увеличение числа диссертаций, содержащих простое иллюстрирование категорий материалистической диалектики примерами из отдельных областей науки и практики.

Зато постепенно обновилась тематика диссертаций по вопросам теории познания. Это были темы, связанные с системно-структурным подходом к анализу научного знания, с информационными аспектами познания. Повысился интерес к философско-методологическим проблемам семиотики.

Характерной особенностью диссертационной работы по историческому материализму было увеличение удельного веса проблем методологии исследования социальных процессов, идеологической борьбы, а также проблем современного общественного развития.

Беспокойство экспертов вызывала «чересполосица» в тематике диссертаций по научному коммунизму, социологии и историческому материализму. Если в начале 60-х годов значительное количество диссертаций по конкретно-социологическим вопросам посвящалось проблематике научного коммунизма, то в конце 60-х годов их было больше по специальности «исторический материализм». Экспертная комиссия выступала за выделение «научного коммунизма» в отдельную специальность.

На фоне постоянного роста интереса к проблемам философии естествознания к концу 60-х годов произошел некоторый спад защит диссертаций по этим проблемам: в 1969-1970 гг. была защищена 21 диссертация против 31 – в 1965-1966, 33 – в 1966-1967, 53 – в 1968-1969 годах. Особенно незначительное число работ было по философским проблемам химии (2 диссертации за 1968-1970 гг.), психологии (1 диссертация). Следует отметить ряд диссертаций, написанных на хорошем научном уровне.

Проблематика диссертаций по философским проблемам биологии и медицины стала конкретнее (рассматривались проблемы в связи с социальной проблематикой, с вопросами медицины). Сохраняется интерес к философским проблемам изучения сознания.

Диссертации по логике и методологии науки вызывали мало претензий со стороны экспертов ВАК. Диссертации по этой тематике были посвящены философским проблемам современной формальной логики (Гинзбург Б.П. «О природе логических парадоксов», Никифоров А.Л. «Проблема истины и закона в методологии науки», Черняк В.С. «Логико-философский анализ некоторых аспектов аксиоматического метода» и др.). Рассматривались также логико-философские и методологические вопросы отдельных наук – математики, теории информации, теории систем.

Круг проблем в диссертационных работах по научному атеизму стал более широким. Разрабатывались проблемы взаимосвязи религиозности с националистическими пережитками прошлого; анализировалась религиозность различных профессиональных, социальных и половозрастных категорий верующих; изучалась эффективность некоторых форм и средств атеистического воспитания. Эти работы велись на базе социологического материала, локализованного пределами той или иной республики или ряда областей. Но организация, методика и техника социологического исследования проблем атеизма и религии требовала совершенствования. Отсутствие унифицированных программ исследования затрудняло осуществление сравнительного анализа данных, полученных в различных районах страны.

Проблемой этой специализации было дублирование тематики диссертаций и эмпиричность работ, которые известные теоретические положения иллюстрировали местным материалом, что мало способствовало развитию теории.

В области этики качество диссертационных работ сильно варьировалось, их тематика была разнообразна. Большая их часть посвящалась анализу категорий этики (справедливость, добро и зло, достоинство и др.). В ряде диссертаций исследовались вопросы воспитания коммунистической нравственности. Появились значительные исследования, такие как докторская диссертация О.Г. Дробницкого «Моральное сознание» (Институт философии АН СССР), имевшие несомненную научную ценность. Но большинство диссертаций страдало описательностью и неоригинальностью выбранной тематики и предмета исследования.

В области эстетики выделилось плодотворное направление в исследованиях, связанное с изучением гносеологических основ художественного творчества, проблем эстетического воспитания, истории эстетики. Расширился круг исследуемых вопросов. Эксперты выделили как наиболее интересные кандидатские диссертации В.И. Устиненко «Игра и эстетическая деятельность» (МГУ), Н.Г. Мишурис «Гносеологический анализ художественного мышления» (Новосибирский университет), докторскую диссертацию Е.Г. Яковлева «Эстетическое сознание, искусство и религия» (МГУ). Новой тенденцией было то, что интересные работы стали защищаться на периферии.

Тематика историко-философских диссертаций отличалась разнообразием, так как включала историю марксист­ско-ленинской философии, домарксистскую философию, современную буржуазную философию, историю философской и социологической мысли народов СССР. Росло число диссертаций, посвященных критике современной буржуазной философии и социологии (экзистенциализма, феноменологии, современной американской социологии). Среди докторских диссертаций преобладают работы по истории философской мысли народов СССР (Украины, Армении, Молдавии, Азербайд­жана, Литвы). Мало в 1968-1970 гг. было докторских диссертаций по истории марксистско-ленинской философии – 3 из 15.

Из проблем в этой области отмечалась нечеткость формулирования тем. К тому же, несмотря на общий рост числа работ по проблемам зарубежной домарксистской философии (среди которых была выделена кандидатская диссертация Г.Г. Майорова «Гносеология Г.В. Лейбница»), не было работ по истории античной и средневековой философии. Почти не было исследований, основанных на публикации новых текстов и архивных материалов, мало исследований имело проблемный характер.

В целом к деятельности диссертационных советов со стороны ВАКа имелся ряд претензий. Отмечалось, что иногда учёные советы принимали к защите диссертации, темы которых не соответствуют названной в автореферате специальности. Были выявлены случаи плагиата, пропущенные научными руководителями и оппонентами.


С
^ Концептуальное
разнообразие
советской философии
60-70-х годов

имптомом происходивших обновленческих тенденций в философии стало мартовское Всесоюзное совещание по философии 1961 года в Институте философии АН СССР. В работе совещания принимали участие представи­тели философских учреждений АН СССР и Академий наук союзных республик и учреждений ряда автономных республик.

Директор Института философии П.Н. Федосеев отчасти подвел итог изменениям, происходившим в последние пять лет, и наметил ориентиры развития для советской философии. Он констатировал, что научные философские учреждения стали уделять больше внимания разработке важнейших проблем, созданию фундаментальных коллективных трудов, посвященных актуальным вопросам марксистско-ленинской философии. Изменились организационные формы научной работы. Большое значение приобрела коллективная разработка теоретических проблем силами философских учреждений или нескольких групп учёных. Динамически выросло количество теоретических конференций и совещаний по актуальным вопросам философии, которые завершаются, как правило, изданием соответствующих трудов и могут служить определенными вехами в развитии различных областей философской науки.

Отличительной особенностью происходящего П.Н. Федосеев считал усиление связей философов с естествоиспытателями в разработке проблем диалектического материализма.

Интересные факты, свидетельствующие о положительной динамике в институциональной организации философского сообщества, были приведены в докладе А.Ф. Окулова «О задачах и перспективах научно-исследовательской работы в области философии».

А.Ф. Окулов уделил внимание вопросу подготовки философских кадров. За последние годы философские кадры пополнились молодыми силами. К 1961 году в стране насчитывалось около двух тысяч кандидатов философских наук. Отмечен быстрый рост философских кадров в союзных республиках (например, в Узбекской ССР работают более 100 философов). Происходило развитие сети научно-исследова­тельских учреждений. В Академиях наук Узбекской ССР и Казахской ССР созданы Институты философии и права, в АН Латвийской ССР организован сектор философии. Создавались группы по истории общественной и философской мысли в Литве и Эстонии.

Значительное внимание участники координационного совещания уделили философским вопросам естествознания. Почти все выступавшие в прениях отмечали, что в союзных республиках проводится большая работа в этом направлении. Было принято решение во избежание «брака» в научной работе рукописи по философским вопросам естествознания предварительно обсуждать естествоиспытателями республики, а исследования работников естественных наук, в свою очередь, должны обсуждаться философами.

В качестве приоритетных направлений исследовательской работы были определены диалектический материализм и история философии. Институт философии выступал как организатор двух масштабных коллективных проектов: шеститомной «Истории философии» и пятитомной «Истории философии в СССР» [Ермилов. 1961. С. 145-151].

Оздоровление идейной и научной жизни благоприятно сказалось и на развитии советской философии, всех её отраслей и направлений. Расширился круг анализируемых проблем, возросло качество научных публикаций и их число. Основными направлениями работы стали: разработка проблем ленинского наследия; изучение диалектики как науки; исследование гносеологических проблем современной науки; анализ методологии и логики научного познания [Алексеев, Юдин. 1964. С. 149-162].

Под знаменем разработки философских проблем ленинского идейного наследия происходило возрождение творческой активности в ведущих сферах исследований в области диалектического материализма.

^ Изменился ракурс рассмотрения ленинского наследия. Признавалось, что философские труды В.И. Ленина имеют непреходящее значение («Материализм и эмпириокритицизм», «Философские тетради») и принципиальные ленинские положения сохраняют всё своё методологическое значение и в настоящее время, но с развитием науки необходимо уточнить многие положения.

Под лозунгом, что к этому призывал В.И. Ленин, обсуждались актуальные проблемы теории познания и методологических проблем естествознания и общественных наук.

Так, в 1963 году на расширенном заседании Президиума АН СССР отмечалось, что прогресс естествознания настоятельно требует усиленной разработки гносеологии, таких её проблем, как моделирование, принципы и сущность математизации знания, принципы и методы системного исследования. Необходим анализ абстрагирующей деятельности челове­ка, проблемы истины и роли практики в научном познании. Своим научным авторитетом это направление исследований поддерживали ряд выдающихся советских учёных. Президент Академии наук СССР академик М.В. Келдыш заявил, что связывает прогресс современной науки с решением методологических проблем, в частности, большое значение имеет вопрос об опережающем развитии теории. Академики В.А. Амбарцумян и В.М. Глушков на фактах развития астрономии и кибернетики показали, что союз естествоиспытателей и философов, по существу, наполнился новым содержанием. Например, в астрономии особое место занимает проблема существования и развития внеземных цивилизаций; в связи с этой проблемой получили развитие такие новые отрасли знания, как космическая биология, космическая лингвистика и др. Но по сути своей возникающие в этой области вопросы являются философскими и требуют соответствующего подхода к их решению. Академик В.А. Фок обратил внимание на то, что в современной атомной физике есть гносеологическая проблема о связи между объектом физического наблюдения и средствами наблюдения. Академик В.С. Немчинов отметил, что методологические проблемы возникают в связи с задачей научного управления общественным производством и попытками построения для этой цели экономических моделей. Многие из возникающих в этой сфере трудностей могут быть преодолены только при участии философов.

^ Проблемы методологии научного познания активно разрабатывались советскими философами в 60-е годы, что способствовало появлению большого числа статей и книг1.

Одним из направлений в реализации намеченного В.И. Лениным плана дальнейшего развития марксистской философии считалась разработка и конкретизация диалектики современного общественного развития2.

Развитию ленинской идеи о единстве диалектики, логики и теории познания были посвящены работы Б.М. Кедрова «Единство диалектики, логики и теории познания» (М., 1963), М.М. Розенталя «Принципы диалектической логики» (М., 1960) и «Ленин и диалектика» (М., 1963), А.X. Касымжанова «Проблема совпадения диалектики, логики и теории познания» (Алма-Ата, 1962), П.В. Копнина «Диалектика как логика» (Киев, 1961), Г.Г. Габриэльяна «Марксистская логика как диалектика и теория познания» (Ереван, 1963), Ж. Абдильдина, А. Касымжанова, Л. Науменко, М. Баканидзе «Проблемы логики и диалектики познания» (Алма-Ата, 1963).

В вышеперечисленных работах обсуждалась дискуссионная тема о предмете диалектической логики. Б.М. Кедров разделял идею В.И. Ленина о единстве диалектики, логики и теории познания, так как есть единство процесса познания, совпадение субъекта с объектом. Это совпадение имеет своим основанием, с одной стороны, диалектический характер самого предмета отражения, с другой – диалектический характер процесса его отражения в познании. Логика совпадает с диалектикой и теорией познания постольку, поскольку мышление есть диалектический процесс отражения объективной диалектики. Его позиция состояла в том, что диалектика, логика и теория познания – это различные стороны марксистской философии. Диалектика – это широкое учение о законах развития; логика представляет собой распространение диалектики на познание и мышление и в этом смысле есть сторона диалектики как учения о развитии; теория познания – тоже сторона диалектики, учение об отношении мышления к бытию. Близкую позицию в этом вопросе занимали П.В. Копнин, М.М. Розенталь, А.X. Касымжанов и ряд других философов.

Другая точка зрения на эту проблему наиболее ярко была выражена Э.В. Ильенковым в книге «Диалектика абстрактного и конкретного в «Капитале» Маркса» (М., 1960). Он полагал, что единство диалектики, логики и теории познания означает их тождество, совпадение объективного содержания, поэтому неправомерно рассматривать их как различные стороны диалектического материализма.

Одним из широко обсуждаемых дискуссионных вопросов в советской философии начала 60-х годов был вопрос о соотношении диалектической и формальной логик.

Существо дискуссии состояло в определении предметов диалектической и формальной логики и места, которое они занимают в исследовании мышления. Б.М. Кедров считал, что формальная логика – философская наука, она входит как элемент в логику диалектическую. П.В. Таванец и П.В. Копнин не разделяли этого мнения, полагая, что формальная логика не философская, а частная наука; диалектическая же логика является для неё, как и для других частных наук, методом исследования. М.Н. Алексеев исходил из того, что диалектическая логика, в отличие от формальной, исследует законы диалектического мышления как особого вида мышления, что надо различить диалектику мышления и диалектическое мышление, причем последнее может быть стихийным или сознательным (эти положения отражены в статье «Содержание и структура курса «Диалектическая логика» (Вопросы философии. 1964. № 1)).

Обращение к философским проблемам естествознания также проходило в рамках кампании борьбы за возвращение к ленинскому наследию. Напоминалось, что В.И. Ленин считал важной задачей диалектического материализма философское обобщение развития наук о природе. Даже возникла попытка выделить эти проблемы в самостоятельную философскую науку – «диалектику природы».

Г.В. Платонов и М.Н. Руткевич, считали «диалектику природы» относительно самостоятельной философской наукой, существующей наряду с диалектическим материализмом. Они исходили из того, что её предметом является природа, или сущность природы. Поскольку задача любой науки состоит в исследовании законов определенного круга явлений, они полагали задачей «диалектики природы» познание общих закономерностей природы. С их точки зрения получалось, что «диалектика природы», с одной стороны, изучает общие законы природы, которые выходят за пределы компетенции конкретных наук и в то же время не являются предметом исследования диалектического материализма, а с другой стороны, она призвана исследовать специфику действия всеобщих законов диалектики в природе (именно специфику, а не сами эти законы). С критикой этой инициативы выступили Б.С. Грязнов, А.Я. Ермолов, А.М. Коршунов, Е.П. Никитин, которые доказывали, что нет оснований выделять «диалектику природы» как самостоятельную дисциплину наряду с диалектическим материализмом. Философское осмысление данных конкретных наук, считали они, должно войти в современный диалектический материализм.

В качестве одной из актуальных проблем диалектического материализма в 60-е годы выдвинулась

mezhdunarodnij-den-zashiti-detej.html
mezhdunarodnij-dzhazovij-festival.html
mezhdunarodnij-fakultet-upravleniya.html
mezhdunarodnij-festival-izobrazitelnogo-iskusstva-i-fotografii.html
mezhdunarodnij-festival-konkurs-tancevalnaya-olimpiada-sochi-2010-i-programma-meropriyatiya-obzor-festivalno-konkursnaya-programma-obuchayushaya-programma.html
mezhdunarodnij-finansovij-menedzhment-v-usloviyah-krizisa-globalnogo-finansovogo-rinka.html
  • thescience.bystrickaya.ru/ionnoe-proizvedenie-vodi-kurs-lekcij-po-himii-dlya-studentov-i-go-kursa-zheleznodorozhnih-specialnostej-vseh-form.html
  • report.bystrickaya.ru/informacionnij-byulleten-administracii-sankt-peterburga-39-690-11-oktyabrya-2010-g-stranica-16.html
  • apprentice.bystrickaya.ru/vnimanie-po-programme-tura-4-h-razovoe-pitaniya.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tema-2-predmet-i-metod-buhgalterskogo-dela-1-istoriya-stanovleniya-i-razvitiya-buhgalterskogo-dela.html
  • tests.bystrickaya.ru/mehaniki-i-optiki.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/o-provedenii-iii-vserossijskoj-nauchno-prakticheskoj-konferencii.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-4-metodologiya-zonirovaniyai-monitoringa-socialno-ekonomicheskogo-razvitiya-regiona.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/process-soiskaniya-i-rassmotreniya-zayavok-rukovodstvo-aidspan-k-1.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/otryad-perciformes-okuneobraznie-katalog-pozvonochnih-kamchatki-i-sopredelnih-morskih-akvatorij.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/programma-uchebnoj-disciplini-gidravlika-i-aeromehanika-napravlenie-150400-metallurgiya.html
  • education.bystrickaya.ru/2-rastorzhenie-trudovogo-dogovora-po-soglasheniyu-storon-kontrolnaya-rabota-po-discipline-pravovedenie-tema-osnovaniya.html
  • control.bystrickaya.ru/disciplini-kafedri-pikp.html
  • credit.bystrickaya.ru/pbrokerru-21072010-npf-promagrofond-podvel-itogi-deyatelnosti-fonda-za-pervoe-polugodie-2010-goda.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/profilaktika-i-korrekciya-narushenij-metodicheskie-rekomendacii-dlya-pedagogov-specialistov-obrazovatelnih-uchrezhdenij-roditelej.html
  • assessments.bystrickaya.ru/biheviorizm-kurs-lekcij-kemerovo-2002-razdel.html
  • universitet.bystrickaya.ru/taktiko-tehnicheskie-trebovaniya-k-obrazcu-naimenovanie-operatora-elektronnoj-ploshadki.html
  • esse.bystrickaya.ru/raspisanie-mezhsessionnih-zanyatij-fakulteta-fizicheskoj-kulturi-zaochnogo-otdeleniya-na-vtoroe-polugodie-2009-2010-uchebnogo-goda.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/gerpes-chast-6.html
  • control.bystrickaya.ru/doklad-predsedatelya-gosudarstvennogo-komiteta-respubliki-tatarstan-po-tarifam-r-m-hazieva.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/doklad-o-sostoyanii-zakonodatelstva-v-kurganskoj-oblasti-2009-god-stranica-5.html
  • tasks.bystrickaya.ru/1-vneshnyaya-politika.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/stanca-ix-tajnaya-doktrina.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/uvazhaemaya-redakciya-chitateli-zhurnala-predlagayu-vam-sistemu-uprazhnenij-dlya-izucheniya-imeni-sushestvitelnogo-na-urokah-russkogo-yazika-v-ukrainskih-shkolah-prilozhe.html
  • znanie.bystrickaya.ru/82-rezultati-itogovoj-attestacii-rudkovskaya-alla-albertovna.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-i-obshie-svedeniya-lesohozyajstvennij-reglament.html
  • letter.bystrickaya.ru/mezhdunarodnij-centr-kosmicheskogo-soznaniya-spravochnik-religii-i-sekti-v-sovremennoj-rossii.html
  • institut.bystrickaya.ru/tv11-pervij-kanal-novosti-19-05-2006-pankratova-yuliya-12-0011-stranica-12.html
  • testyi.bystrickaya.ru/9ekonomika-universiteta-91vnedrenie-programmnogo-obespecheniya-programma-razvitiya-spbgu-5-obrazovatelnaya-deyatelnost.html
  • spur.bystrickaya.ru/komplektovanie-muzejnogo-sobraniya-otchet-o-rabote-permskogo-kraevogo-muzeya-za-2007-g.html
  • abstract.bystrickaya.ru/1obshie-polozheniya-11obshie-svedeniya-o-procedure-zaprosa-predlozhenij-tehnicheskoe-zadanie-na-vipolnenie-rabot-10-proekt-dogovora-11.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-12-trudovie-i-socialnie-otpuska-statya-osnovnie-termini-primenyaemie-v-nastoyashem-kodekse.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/snoski1-zamechaniya-obshego-poryadka-prinyatie-komitetom-oon-po-pravam-cheloveka.html
  • klass.bystrickaya.ru/43-optimizaciya-upravleniya-kachestvom-podgotovki-oficerskih-kadrov-v-uchebnih-zavedeniyah.html
  • exam.bystrickaya.ru/v-yanvare-2003-g-gosstandartom-rossii-bili-prinyati-i-proshli-gosudarstvennuyu-registraciyu-9-rossijskih-standartov-a-tak-zhe-vvedeni-v-dejstvie-dlya-primeneniya-na-t.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-iv-pervaya-rossijskaya-revolyuciya-1905-g-levandovskij-a-a-shetinov-yu-a-rossiya-v-xx-veke-ucheb-dlya-10-11.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.