.RU

Оборонный потенциал дальнего востока СССР в годы великой отечественной войны (1941-1945) - страница 2


В разделе 2.3. «Производственные кадры дальневосточной деревни» даётся развёрнутая характеристика состояния производительных сил сельского хозяйства. Выявлено, что Дальний Восток (исключая Колыму) относился к районам интенсивного сокращения населения сельской местности, в структуре трудовых ресурсов дальневосточной деревни возросла социальная группа рабочих и служащих и уменьшилась — колхозников. Расчётные статистические данные показывают, что при проведении сельскохозяйственных работ дальневосточная деревня могла рассчитывать не более чем на 35—40 % людских ресурсов, а реально ещё ниже. Дефицит на 28—30 % покрывался за счёт неработающего населения сельской местности, примерно столько же — внутреннего перераспределения рабочей силы, на 10 % — рабочих и служащих деревни, на 4—5 % — временно проживающих, остальные — учащихся и мобилизованных на сельскохозяйственные работы (включая военнослужащих).
Показатели трудового участия дальневосточников в производстве сельскохозяйственной продукции превышали общесоюзные. Во время войны труженики дальневосточного региона несли максимальную нагрузку: на одного трудоспособного колхозника в отдельные военные годы приходилось от 10 до 13 га, в полеводстве — до 15 га (рекордная для СССР цифра). Кроме того, трудовые ресурсы дальневосточной деревни широко использовались практически во всех сферах производства, требовавших сезонного увеличения рабочих рук.

По доступным показателям составлен обобщённый образ руководителя низшего звена. Председатели колхозов в 90 % случаев имели начальное образование, до 7 % — незаконченное среднее и крайне редко (до 2 %) — среднее; от 70 до 74 % руководителей были членами или кандидатами в члены партии, около 10 % являлись инвалидами. Женщин среди руководителей было мало (1—2 %). Ежегодно по тем или иным причинам сменялось 30—40 % председателей колхозов. Не всегда учитывались деловые и организаторские способности претендентов: 30—36 % председателей сняли как не справившихся с обязанностями, 13—20 % — за злоупотребления. К концу войны только 12—15 % руководителей имели предвоенный опыт работы и около 20 % не менялись на протяжении военного времени. Методами административно-правового воздействия укреплялась дисциплина и повышалась ответственность.

В разделе 2.4. «Подготовка квалифицированных кадров на Дальнем Востоке» представлены количественные и качественные параметры подготовки рабочих массовых профессий в системе государственного и отраслевого профессионально-технического образования. При анализе деятельности трудовых резервов выявлено, что за 1940—1945 гг. в школы фабрично-заводского обучения было призвано 73,4 тыс. дальневосточников (75 % мужского пола), из них только 39 % — из городской местности, выпущено около 63,3 тыс. молодых специалистов (44,7 тыс. школы — ФЗО и 18,6 тыс. — ремесленные и железнодорожные училища), что составило 2,8 % от численности рабочих, подготовленных трудовыми резервами СССР.

Подготовка молодых рабочих осуществлялась непосредственно на производстве и была сориентирована на выполнение оборонных заказов (учащиеся школ ФЗО и ремесленных училищ Дальнего Востока в годы войны выполняли около 50 видов работ). Трудности в организации учебно-воспитательного процесса, чрезмерная дробность специальностей, минимальное изучение теоретических и специальных дисциплин при низком общеобразовательном уровне сказывались на качестве подготовки специалистов. Средний тарифный разряд свидетельствовал о низкой квалификации учащихся трудовых резервов, и не случайно, что выпускника даже четвёртого разряда было необходимо обучать дополнительно.

Подготовка и распределение рабочих кадров в системе профессионально-технического образования не могли заменить ведомственную систему подготовки рабочих массовых профессий. Ориентированная на отраслевые потребности, она складывалась постепенно и состояла из сети индивидуального, бригадного и курсового обучения с отрывом (стационарный тип) и без отрыва от производства с учётом формирования трудовых ресурсов, производственно-технической оснащённости предприятий.

Ведомственная система, рассчитанная главным образом на количественные параметры, учитывала потребности отдельных отраслей, но всецело зависела от складывающейся ситуации на местах и при наличии плановых показателей в ряде случаев была затратная и недостаточно эффективная. Опыт подготовки рабочих-универсалов почти не использовался, большинство рабочих получали специальности, не требовавшие высокой квалификации. Часть руководящих и инженерно-технических работников, имевших большой опыт работы, занимали должности без соответствующих документов (диплома).

Практическое обучение, дополненное знаниями техники и технологии, давало экономический эффект без особых инновационных изменений. Все попытки унифицировать сроки обучения, соотношение между общеобразовательным и общетехническим уровнем, практической и специальной подготовкой не увенчались успехом. Поставленные задачи решались в зависимости от наличия материально-технической базы и отраслевой специализации с учётом имевшихся условий. Объём полученных знаний и уровень квалификации были различными даже в пределах одной профессии.

Экстремальная ситуация расставила акценты в приоритетах централизованного распределения трудовых и мобилизационных ресурсов Дальнего Востока. Прикомандирование квалифицированных специалистов из европейской части страны частично компенсировало потери от мобилизации, привлечение неквалифицированной рабочей силы создавало дополнительные возможности для развития трудозатратных отраслей, но обостряло социальные проблемы.

В третьей главе «Экономический потенциал Дальнего Востока СССР в 1941—1945 гг.» проанализировано экономическое развитие дальневосточного региона, определены основные параметры производственной деятельности предприятий военно-промышленного назначения, сельского хозяйства и транспортной системы как основы обороноспособности страны.

В разделе 3.1. «Деятельность предприятий военно-промышленного назначения» рассмотрены особенности территориального размещения и организации производства металлообрабатывающей, авиационной, судоремонтной, горнодобывающей и топливно-энергетической промышленности. В результате анализа статистических данных выявлено, что в годы войны объём валовой продукции по предприятиям машиностроения, металлообработки в Приморском крае увеличился в 1,6 раза, Хабаровском — 2,5 раза.

На заводах различной ведомственной принадлежности выпускались артиллерийские системы, миномёты, огнемёты, радио- и телефонная аппаратура, 16 видов боеприпасов. Дальневосточные авиационные заводы изготавливали мелкосерийные и штучные изделия (свыше 50 наименований запасных частей и деталей), производили капитальный и восстановительный ремонт самолётов и моторов, агрегатов и узлов, выпустили более 2,2 тыс. самолётов ИЛ-4, около 3 тыс. УТ-2. Судостроительный завод № 199 в Комсомольске-на-Амуре передал Тихоокеанскому флоту и Краснознамённой Амурской флотилии 2 крейсера, 5 эскадренных миноносцев, 2 подводные лодки, 2 речных дизель-электрических парома; завод № 368 им. С.М. Кирова в Хабаровске — по 2 сетевых заградителя и монитора, отремонтировал 4 подводные лодки; Владивостокский завод № 202 (Дальзавод) построил 3 боевых корабля, отремонтировал 14 судов и 82 корпуса судов, 136 боевых единиц и 432 корпуса кораблей ТОФ, оснастив их противоминными и противомагнитными устройствами, гидроакустическими приборами, специальной аппаратурой радиолокации и связи.

Производство химической продукции было представлено небольшими объёмами кальцинированной и каустической соды, толуола и других видов продукции. Аккумуляторный завод № 364 в Комсомольске-на-Амуре (ещё недостроенный, вступил в действие в 1942 г.) передал армии и флоту за два года войны 39 батарей для подводных лодок, 141,9 тыс. автобронетанковых батарей и 3,2 млн. аккумуляторных пластин. Завод «Амурсталь» (принят в эксплуатацию в феврале 1942 г.), использовавший привозное сырьё, выпустил 156,3 тыс. т стали и 109,5 тыс. т среднего и тонкого листа, но его мощности не хватало для покрытия потребности оборонной промышленности в металле.

Полиметаллические комбинаты «Сихали», «Синанчаолово», предприятие № 501 Приморского края добыли 823,7 тыс. т руды и выработали 134,5 тыс. т цинкового концентрата, 37,3 тыс. т рафинированного свинца, 128,9 т серебра, 145,3 т висмута. Тресты «Амурзолото» и «Приморзолото» передали государству более 34 тыс. кг золота, Умальтийский комбинат — 820 т 80 %-ного молибденового концентрата.

Для Дальнего Востока был характерен напряжённый топливно-энергетический баланс, который с вводом в эксплуатацию новых производственных мощностей перерос в энергетический кризис. За годы войны добыча угля на Дальнем Востоке выросла незначительно — с 7 217 тыс. т в 1940 г. до 7 858 тыс. т в 1945 г. (соответственно 4,4 % и 5,3 % общесоюзной добычи). На нефтепромыслах Северного Сахалина было добыто 3 млн. т нефти, что составило 2,7 % общесоюзной и 11,7 % общероссийской добычи, что удовлетворяло потребности региона лишь наполовину, дефицит покрывался за счёт поставок по импорту и из других регионов. Ведомственные электростанции (только три электростанции входили в систему Народного комиссариата электростанций), работавшие на твёрдом и жидком топливе, несмотря на увеличение выработки электроэнергии (с 651 млн. кВт/ч в 1940 г. до 945 млн. кВт/ч в 1945 г.), не смогли ликвидировать её дефицит.

Отмечено, что промышленность Дальнего Востока, опираясь на плановые начала, имела высокую степень концентрации и централизации, что позволило обеспечивать её развитие. Освоение новых видов военной продукции изменило экономические связи между предприятиями разной ведомственной принадлежности, распределение материальных и финансовых средств, рабочей силы, потребовав от одних усовершенствования организации труда, от других — смены технологий и оборудования, а для многих это означало развёртывание (зачастую на тех же площадях) вспомогательных производственных цехов. Жёстким государственным регулированием формировалась отраслевая региональная специализация, принципы использования трудовых ресурсов и транспортная инфраструктура.

В разделе 3.2. «Вклад дальневосточного региона в продовольственную базу страны» внимание акцентируется на взаимоотношениях между производителями сельскохозяйственной продукции и государством и отмечается, что временная оккупация наиболее значимых сельскохозяйственных районов страны для дальневосточного региона означала при приоритетном сохранении государственных интересов максимально возможное самоснабжение населения и частей дальневосточной группировки войск.

Констатируется разрушительное воздействие принципа военной целесообразности на производственные возможности дальневосточной деревни. В 1945 г. посевы зерновых к уровню 1941 г. уменьшились в колхозах в 1,4 раза, совхозах — 1,6 раза, но увеличились на 19,3 % посадки огородной продукции и почти на 30 % картофеля. Урожайность основных культур в хозяйствах государственной и кооперативной собственности снизилась в 1,3—1,5 раза (в отдельных районах ещё более), а на личных участках колхозников, рабочих и служащих она была выше, что объясняется высокой значимостью продукции личного хозяйства в продовольственной потребительской корзине населения.

Установлено, что ослабление материально-технической базы, острый дефицит трудовых ресурсов, неблагоприятные погодные условия ухудшили состояние основных отраслей сельскохозяйственного производства на Дальнем Востоке СССР. По годовым отчётам колхозов Хабаровского края, общие доходы за 1941 —1945 гг. составили 460,4 млн. руб., из них 56 % поступило от растениеводства, 31 % — животноводства, 4 % — от заработков на стороне, 2 % — с подсобных предприятий и 7 % не были определены. Расходы и различные отчисления составили 462,6 млн. руб., превысив доходы на 2,2 млн. руб.

Сельское хозяйство Приморского края в годы войны сохранило основную направленность, но доходные и расходные части бюджета изменились. Полеводство потеряло былую значимость: за 1940—1945гг. его доля в денежном доходе колхозов снизилась с 55,5 до 34,7 %, тогда как доля животноводства возросла с 29,6 до 46,9 %. Валовой сбор зерновых сократился в 1,4 раза, сахарной свеклы — в 5 раз, сои — 1,7 раза, картофеля и овощей — в 1,9 раза. Производство мяса увеличилось почти на 20 %, яиц — в 4,4 раза, шерсти — в 2,1 раза, а надои молока снизились на 9,1 %. Из других источников доходов необходимо выделить заработки на стороне — 16,6 %. Основными статьями расхода оставалось распределение по трудодням, на производственные нужды и капиталовложения; налоги и страховые платежи составили 13,9 % (в 1940 г. — 5,8 %), гос. займы — 8,5 %, культурно-бытовые нужды — 2,9 %.

Государственные заготовки во время войны имели, по существу, характер налога, максимум сельхозпродукции направлялся на нужды фронта и тыла. За 5 лет регион поставил 969,3 тыс. т зерна, 496,7 тыс. т картофеля, 247,1 тыс. т овощей, 650,3 тыс. ц молока, 285,9 тыс. ц мяса, 24,7 млн. штук яиц, на его долю приходилось 1,8 % зерновых, 0,6 % — мяса и молока, 1,4 % яиц всех государственных заготовок по тыловым районам страны.

Зафиксировано, что если южные районы Приморского и Хабаровского краёв являлись поставщиками товарной продукции, то северные районы, Камчатка и Сахалин обеспечивали только часть собственного потребления. При напряжённости труда колхозников, рабочих МТС, несмотря на помощь города, тенденция к снижению сельскохозяйственного производства была весьма ощутимой. Основными причинами такого положения явились недостатки в управлении сельским хозяйством, нарушение Устава сельхозартели, сокращение тягловых ресурсов и рабочих рук. Ухудшение агротехники и резкое снижение урожайности, усиление и без того максимального трудового напряжения подчёркивают некоторую нецелесообразность принятых мер, направленных на расширение производства сельскохозяйственной продукции в регионе. Доля Дальнего Востока в продовольственном балансе страны не очень значимая, однако поставки сельскохозяйственной продукции позволили в какой-то мере не допустить резкого падения объёмов продовольственных ресурсов и стабилизировать снабжение дальневосточников в рамках установленных норм.

В разделе 3.3. «Дальневосточные пути сообщения в стратегии безопасности страны» анализируется состояние железнодорожного, автомобильного, морского и речного транспорта на Дальнем Востоке, направленность транспортных перевозок. Отмечено строительство по временной схеме (с превышением допустимых технических нормативов) железнодорожных линий военного значения к государственной границе, к базам дальневосточной группировки войск, технологических линий ведомственного подчинения для обеспечения сквозного движения по стратегическим и оперативным направлениям. Эксплуатационная протяжённость Амурской, Дальневосточной, Приморской железных дорог Наркомата путей сообщения увеличилась и составила 4 026 км. Они связывали наиболее крупные индустриальные центры Хабаровского и Приморского краёв и являлись основным видом сообщения между регионом и центральными районами страны.

В диссертационной работе доказано, что единая технологическая цепочка обработки и продвижения поездов (в частности, Владивостокский железнодорожный узел обработал скоростным методом 33 769 поездов) регулировала транспортные потоки. За 1941—1945 гг. по Дальневосточной и Амурской железным дорогам перевезено более 70 млн. т, Приморской — 46,3 млн. т различных грузов. По значимости после оперативных перевозок и импортных грузов, на следующем месте стояла транспортировка угля, нефтепродуктов, лесоматериалов, рыбы и зерна.

Акцентировано внимание на строительстве автогужевых дорог военно-оперативного назначения, подъездных путей к железнодорожным станциям и оборонительным пунктам, местам добычи стратегического сырья, определены их транспортно-эксплуатационные возможности. Рассмотрены проблемы технического обслуживания и эксплуатации автомобильного парка, количественные показатели грузовых и пассажирских перевозок.

В диссертационной работе отмечаются особенности поставок в СССР союзниками по антигитлеровской коалиции военной техники, оружия, боеприпасов, стратегического сырья, продовольствия и оборудования по закону о ленд-лизе («Акт содействия обороне США»), анализируется участие Дальневосточного, Николаевского-на-Амуре, Владивостокского арктического морских пароходств в этой крупномасштабной операции. Выявлено, что в годы войны несмотря на сложную и опасную обстановку на морских путях, недостаточное обеспечение судов и береговых предприятий, морской транспорт Тихоокеанского бассейна улучшил работу по основным показателям. Дальневосточное пароходство перевезло более 13 млн. т груза, в том числе 7,8 млн. т импортного, морской транспорт Хабаровского края — 9,7 млн. т (включая 1,9 млн. т импортного). Общий объём грузооборота Владивостокского торгового порта составил 10,2 млн. т, в том числе 7,2 млн. т — импортного и 171,7 тыс. т — экспортного. Нижне-Амурское и Верхне-Амурское речные пароходства перевезли более 8,6 млн. т, Колымское речное управление — 558,1 тыс. т грузов, выполнили большой объём перевозок стратегического назначения. Они связали удалённую от железнодорожной магистрали территорию Хабаровского края с индустриальными центрами и портами восточного сектора Арктики.

Доказано, что объёмы грузооборотов определялись экономико-геогра-фическим значением территориально-отраслевого района при реализации стратегических интересов СССР, связями со странами антигитлеровской коалиции, техническим состоянием и возможностью использования мощностей дальневосточных ведомственных структур. За годы войны по тихоокеанскому маршруту проследовало 47,1 % общего количества импортных грузов, 14,9 % общего объёма перевозок, 1,7 % перевозок войск и населения страны.

Военно-стратегическое предназначение путей сообщения являлось той доминантой, которая определяла состояние коммуникационной системы в годы войны. Железнодорожный транспорт дальневосточного региона, включая ведомственные линии, являлся наиболее устойчивым средством сообщения, однако единая коммуникационная цепочка так и не была создана, что обуславливало высокие транспортные затраты и снижало эффективность работы оборонного комплекса Дальнего Востока. Своевременный ввоз оборудования и материалов из стран антигитлеровской коалиции, чёткая работа флота, портов и железной дороги способствовали улучшению работы заводов Сибири и Урала, сокращению сроков ввода в действие новых предприятий, росту объёмов производства продукции для фронта.

В разделе 3.4. «Лагерная экономика в производственной структуре Дальнего Востока» рассматривается принудительный труд как мощный инструмент модернизации страны, органично вписавшийся в структуру мобилизационной модели военного времени, нацеленной на экстенсивное наращивание производства. Создание в структуре НКВД производственных главков и подчинение им исправительно-трудовых лагерей и колоний привело к образованию лагерно-производственных структур, которые осуществляли комплексное социально-экономическое освоение территорий Дальнего Востока, а небольшие лагерные образования создавались для решения локальных хозяйственных задач. Для нужд Дальневосточного фронта, Тихоокеанского флота, Краснознамённой Амурской флотилии заключённые построили 15 бензоскладов, оборудовали более 20 аэродромов взлётно-посадочными полосами, лётными полями, местами для стоянки самолётов, бомбо- и бензохранилищами, подъездными путями и обеспечивали бесперебойную эксплуатацию аэродромов. В лагерях и колониях выпускали боеприпасы, изготавливали специальную тару, предметы широкого потребления, ремонтировали военное имущество. Заключённые вели добычу угля в Райчихинске и молибдена — в Умальте, обслуживали морфлот на Сахалине и Камчатке, работали на лесозаготовках, снабжали овощной, мясной и рыбной продукцией.

Нефтепровод по маршруту г. Оха — пос. Погиби — мыс Лазарева — б. Де-Кастри до с. Софийское был сдан в эксплуатацию в короткие сроки с экономией финансовых средств. Строительство железнодорожной линии Комсомольск — Совгавань началось осенью 1943 г., а в июле 1945 г. завершилась укладка сквозного рельсового пути от Пивани до бухты Ванино, начала работать железнодорожная паромная переправа через р. Амур. Выполняя военно-стратеги-ческие задачи, железнодорожная линия обеспечила второй выход к тихоокеанскому побережью, сократила расстояние морских перевозок на Колыму, Камчатку, Сахалин.

Главное управление по строительству Дальнего Севера НКВД СССР осваивало районы в бассейнах рек Колымы и Индигирки, на Чукотском полуострове, Арктическом побережье — на территории свыше 2,5 млн. кв. км. Отмечая особенности использования рабочей силы Дальстроя в годы войны, подчёркивается, что жёсткая экономия средств и материалов, механизация трудоёмких процессов, горных работ позволили добыть в 1941—1945 гг. 360,2 т химически чистого золота, 18,9 тыс. т оловянного концентрата (поставлялся в Новосибирск), 280 т трёхокиси вольфрама.

Доказано, что дальневосточные комплексы принудительного труда работали по модульному принципу построения: базовые исправительно-трудовые лагеря обеспечивали выполнение основных объёмов производственных заданий, другие гулаговские образования (независимо от их подчинённости) и предприятия (организации) промышленности и транспорта (на договорной основе) выполняли вспомогательные функции. За счёт использования труда заключённых решались проблемы дисбаланса между масштабностью оборонных задач и наличием трудовых ресурсов. В силу незначительных расходов и интенсификации труда, стоимость произведённых ими объёмов работ была ниже, чем при применении вольнонаёмного труда. За счёт использования природных ресурсов, освоения капиталовложений при помощи принудительного труда, произошло наращивание производства на Дальнем Востоке.

Удалённый от европейского театра военных действий дальневосточный регион не играл ведущей роли в военно-промышленном комплексе страны, но стал активной зоной стратегического взаимодействия между союзниками по антигитлеровской коалиции и получил дополнительные стимулы развития. Модернизация становится определяющим фактором и материальной базой реализации политических целей военными средствами.

mezhdunarodnij-centr-kosmicheskogo-soznaniya-spravochnik-religii-i-sekti-v-sovremennoj-rossii.html
mezhdunarodnij-centr-muzej-imeni-n-k-reriha-stranica-7.html
mezhdunarodnij-den-borbi-s-narkomaniej-i-nezakonnim-oborotom-narkotikov-stranica-4.html
mezhdunarodnij-den-zashiti-detej.html
mezhdunarodnij-dzhazovij-festival.html
mezhdunarodnij-fakultet-upravleniya.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/v-krasnoyarske-poyavilis-pervie-mediatori-obzor-krasnoyarskih-smi-c-17-yanvarya-po-23-yanvarya-2011-goda.html
  • uchit.bystrickaya.ru/uchastnikami-razmesheniya-zakaza-mogut-yavlyatsya-tolko-subekti-malogo-predprinimatelstva.html
  • education.bystrickaya.ru/33parnasskie-igri-kogda-poyavilas-pervaya-kniga.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/velikanova-o-v-guo-srednyaya-shkola-23-g-mogileva-rol-vneklassnoj-i-vneshkolnoj-raboti-v-povishenii-motivacii-k-izucheniyu-inostrannogo-yazika.html
  • paragraf.bystrickaya.ru/zapad-izdevaetsya-nagradiv-premiej-mira-ahtisaari-zhirinovskij-gosudarstvennaya-duma-rf-monitoring-smi-13-10-2008.html
  • testyi.bystrickaya.ru/52-likvidnost-emitenta-dostatochnost-kapitala-i-oborotnih-sredstv-zaregistrirovano.html
  • holiday.bystrickaya.ru/novie-informacionnie-tehnologii-v-obrazovanii-perechen-nauchno-tehnicheskih-meropriyatij-provodimih.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tehnologiya-i-oborudovanie-lesozagotovitelnih-i-derevoobrabativayushih-proizvodstv.html
  • literatura.bystrickaya.ru/rossijskaya-akademiya-obrazovaniya-avtonomnaya-nekommercheskaya-organizaciya-visshego-professionalnogo-obrazovaniya.html
  • znanie.bystrickaya.ru/annotaciya-k-dokladu-o-situacii-v-ekonomike-finansovo-bankovskoj-i-socialnoj-sferah-subektov-rossijskoj-federacii-v-yanvare-sentyabre-2011-goda.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/kriptograficheskij-slovar.html
  • occupation.bystrickaya.ru/mou-sosh-s-tyoplovka-novoburasskogo-rajona-saratovskoj-oblasti-bumazhnoe-pismo-proshloe-ili-budushee.html
  • writing.bystrickaya.ru/522-literaturnoe-chtenie-uchebnij-plan-nachalnogo-obshego-obrazovaniya.html
  • turn.bystrickaya.ru/osnovi-logistiki-predpriyatiya-kratkij-kurs-lekcij-po-discipline-logistika-izuchenie-kursa-logistiki-rukovoditelyami.html
  • znanie.bystrickaya.ru/44-teplousvoenie-poverhnosti-pola-metodicheskie-ukazaniya-mu-1-1829-04.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/ushedshie-v-arkticheskoe-nebo-chast-4.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/urok-po-informatike-modelirovanie-v-elektronnih-tablicah-prostejshie-zadachi.html
  • composition.bystrickaya.ru/orni-auistirilatin-tasimaldanatin-obektlerge-azastan-respublikasini-shnde-oldanilatin-zhne-eksporta-arnalan-veterinariyali-sertifikat-beru-memlekettik-krsetletn.html
  • letter.bystrickaya.ru/napadenie-na-kvartirnoe-raspolozhenie-nepriyatelskoj-armii-klauzevic-k-ovojne.html
  • spur.bystrickaya.ru/kub-i-voyadzher-zahvachennij-luchom-tyagachem-letyat-na-varp-skorosti.html
  • write.bystrickaya.ru/germaniya-federativt-memleket-bolip-tabiladi-kmshlk-aumati-blnsne-araj-16-zherden-tradi-negzg-zai-konstituciyasi-1949-zhili-23-mamirda-abildanan.html
  • knigi.bystrickaya.ru/sam-doklad-nazvanie-tematika.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tablica-12-narusheniya-gemodinamiki-pri-s-m-tkach-klinicheskie-lekcii-po-vnutrennim.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/rabochij-plan-38-byudzhetrashodi-na-2009-god-58-prilozheniya-64.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/meksikanskij-stil.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/provodit-samostoyatelnij-poisk-biologicheskoj-informacii-prikaz-prinyato-na-pedagogicheskom-sovete-2010-goda.html
  • uchit.bystrickaya.ru/stili-rechi-nauchnij-stil-pedagogicheskogo-opita.html
  • assessments.bystrickaya.ru/ekonomicheskij-analiz-stranica-4.html
  • literatura.bystrickaya.ru/regressivnaya-shkala-edinogo-socialnogo-naloga-dlya-nalogoplatelshikov-rabotodatelej.html
  • spur.bystrickaya.ru/kogda-rezat-derevya-kurdyumov-umnij-sad.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/urok-zdorovya-po-teme-pravda-ob-alkogolizme.html
  • thesis.bystrickaya.ru/programma-po-ekologii-dlya-srednih-i-starshih-klassov-obsheobrazovatelnoj-shkoli-antonovich-l-yu-erdakov-l-n-mastinskaya-r-a.html
  • composition.bystrickaya.ru/personalii-kompozitori-finlyandii-aho-k-bibliograficheskij-ukazatel-literaturi.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/programmi-naimenovanie-disciplini-sociologiya-marketinga-i-reklami.html
  • college.bystrickaya.ru/2-j-mezhdunarodnij-festival-sovremennogo-iskusstva.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.